Инициатива. Поиск. Результат.
Строительный комплекс Челябинской области.

Вступление в союз

Анкета
Образец заявления

Градостроительство

Контактная информация

454092, Россия, г. Челябинск, ул. Елькина, 84 ,
тел./факс: (351) 283-08-43
Эл. почта: chmss74@mail.ru
RSS рассылка

Версия для печати

Архитектура, как часть общества.

На этот и другие вопросы отвечают председатель Правления Союза проектных организаций Южного Урала, председатель Правления Челябинской региональной общественной организации «Союз архитекторов России» Сергей Якобюк и руководитель «Творческой мастерской архитектора В.Ковалева" Владимир Ковалев.

Сергей Якобюк: Чаще всего градостроительные и планировочные ошибки происходят из-за того, что архитекторы и проектировщики не принимают участия в принятии решений. Это касается не только архитектуры, но и создания транспортной инфраструктуры, общественного пространства.

За последние годы в Челябинске построено много зданий, но таких, которые можно назвать визитной карточкой города – единицы. Тенденция на процветание «серого», превращение архитекторов в социальных работников общества потребления, контролируемых бизнесом и властью, превращается, к сожалению, в устойчивый тренд. Таков итог не только 2017 года, но и всего последнего десятилетия

Мы наблюдаем уменьшение количества общественных и социальных функций и типов заказываемых объектов, в приоритете – жилье. Мы работаем с коммерческим заказчиком и заметили отчетливую тенденцию к сокращению диапазона типов объектов, которые сейчас находят финансирование. И, мне кажется, динамика этого процесса будет нарастать. Параллельно идет снижение себестоимости строительства за счет снижения качества, в первую очередь, отделочных и других строительных материалов.

Продолжается монополизация рынка. Переход на проектное финансирование долевого строительства приведет, на мой взгляд, к появлению крупного специализированного банковского сообщества. А если говорить о строительном рынке, он получит монополизацию, о преференциях малому и среднему бизнесу говорить не приходится. Это не приведет к удешевлению стоимости квадратного метра, если что-то в федеральном законе не изменится.

Монополизации рынка, в том числе и проектного, способствует реализация 44-ФЗ, при которой, авторское право архитектора попросту отсутствует. Посредник готовит техническое задание, программу участия в конкурсе, проект контракта, речь не идет об авторе проекта - архитекторе, все становится собственностью заказчика, девелопера. Для того, чтобы участвовать в конкурсе малому бизнесу требуется обеспечение контракта и участия в конкурсе: либо ты вносишь денежные средства (не каждый проектировщик имеет такую возможность), либо нужна банковская гарантия, которую малому предприятию получить сложно. Да и сам подход – кто дешевле выполнит работу, тот и выиграл, заведомо прогнозирует некачественный продукт.

Владимир Ковалев. Проектный рынок начинался с малых мастерских, которым на нем сегодня просто нет места. Мы не можем конкурировать с большими и сильными организациями. Малый бизнес, не только в проектном деле, не успел подняться, как его свернули.

Творческий процесс не должен отменяться, какие бы изменения не происходили в  законодательстве. Перед тем, как выпускать новое законодательство, надо провести комплексный анализ положения дел. А оно таково. Удручает неоправданное, на мой взгляд, ускорение темпов проектирования и строительства. По большому счету, происходит бетонирование города квадратными метрами. Самое печальное, происходит это без должного градостроительного обоснования, что ведет к безвозвратной утрате комфортной городской и пригородной среды. Профессиональный ландшафт принципиально поменялся за последние пять лет, что можно оценить как логичную и естественную тенденцию, связанную и с экономической ситуацией, и с изменением вектора интересов девелоперов. Появился запрос на очень рациональные решения, роскошь больше не в тренде. Это было неизбежно, и теперь важно понять, как дальше будет развиваться ситуация, как мы, архитекторы, будем на нее реагировать или не реагировать. И те, кто быстро научится отвечать на новые запросы рынка, тот, я думаю, сделает правильно. Это будет залогом успеха.

Сергей Якобюк. Цель крупного заказчика, застройщика, как и бизнеса в целом – извлечение максимальной прибыли, и они имеют на это право. Если проектная организация входит в структуру холдинга, она сделает за его деньги, все, что скажут. Практически всегда это выражается в удешевлении строительства, за счет снижения комфорта, его важной части. Особенно эта тенденция проявляется при стагнации рынка, минимальном спросе. Градостроитель, архитектор, проектировщик, выполняя социальный заказ, пытается найти золотую середину между обществом и бизнесом. Но, кто платит деньги, тот музыку и заказывает. Во многом по этой причине проектное сообщество находится в процессе стагнации.

Поменять ситуацию, с моей точки зрения можно только через законодательную базу. Нам нужен новый закон об архитектуре. На данный момент законодательная база работает односторонне, в интересах застройщика, который максимально хочет увеличить объем строительства. Отсюда точечная застройка, отсутствие градостроительной политики, которая в этом случае не нужна.

Владимир Ковалев. Архитектура - это искусство, оно может развиваться и быть интересным только при заинтересованности всех участников проекта в создании интересных, комфортных жилых комплексов. Но, к сожалению, в большинстве случаев такого интереса нет, не стоит вопрос о том, как создать красивые, уютные города для людей. Сегодня застройщик, в большей своей части  заинтересован в выхлопе квадратных метров, в кубатуре Все, что было создано архитекторами предыдущего поколения, застраивается очень выгодными, простыми, экономными объектами. Как найти золотую середину между экономикой и прочностью, пользой, красотой, чтобы строить красивые и уютные города, уникальные объекты, привлекать для этого достойных архитекторов. Именно государство, градостроительное законодательство, федеральные, региональные, муниципальные нормативно-правовые нормы, могут заинтересовать застройщика в этом, предоставляя преференции. Сегодня этот интерес «рубится на корню», той же платой за подключение к теплу. Если останемся прагматиками, пойдем и дальше по этой ровно прямой дороге. Если будем заботиться о престиже города, престиже людей, живущих в нем, престиже руководителей города, наконец, ситуация изменится. Люди хотят жить в красивом городе и гордиться им.

Сергей Якобюк. Сегодня сформировался запрос на общественные пространства, как неотъемлемую часть городской среды, без которой нельзя продать жилую или коммерческую недвижимость. И наиболее прогрессивные девелоперы в регионах почувствовали этот запрос и готовы инвестировать дополнительные средства в свои проекты и приглашать нас для разработки качественных, индивидуальных решений и комплексного благоустройства.

Спрос рождает предложение. В Тюмени, к примеру, архитектурных шедевров не так много. Но, при этом, город очень удобен для жизни за счет созданной социальной инфраструктуры, доступности среды, выполненной гигантской работы по созданию трехуровневой набережной. В Екатеринбурге можно поучиться цивилизованному отношению к дизайну городской среды, к размещению рекламы. Эти города, хотя в них не все идеально, востребованы с точки зрения проживания в них, оттуда не уезжают, туда стараются приехать. В этих городах есть места приложения труда.

В Челябинск, к сожалению, люди не стремятся, нет повода: предприятия потихоньку сворачивают свою деятельность, зарплаты не высокие. Это, в том числе, следствие отсутствия грамотной градостроительной политики, элементов территориального планирования, разработки генерального плана Челябинска не в виде территориального планирования, а в виде общей стратегии. На протяжении последних нескольких лет в городе господствовал волюнтаристский подход в застройке города. Яркий пример этому – дорожная революция: площадь дорог увеличили, а пробки не исчезли

Владимир Ковалев. Не одни архитекторы и проектировщики решают, каким быть городу. Не архитектор проводит конкурс, продает землю, не позаботившись об экологии, пишет техническое задание на проектирование, выдает градплан, утверждает проект. Среди тех, кто принимает решение, архитектора нет. Как одно из последствий, смог в городе, поскольку  застроены коридоры аэрации и лесопарки. Город застраивается клочками, нет объемного, градостроительного решения. Существующий подход от частного к общему иного, кроме точечной застройки, и не предполагает. Только подход от общего к частному, как происходит в Екатеринбурге, позволяет строить жилые комплексы с разным уровнем комфорта, разной типологией жилья в зависимости от территориального расположения строительства. Очень многое можно сделать на уровне субъекта, муниципалитета, полномочий достаточно. Надо создать ситуацию, чтобы застройщик захотел строить комфортные и красивые объекты.

Сергей Якобюк. На мой взгляд, со стороны девелоперов отсутствует уважение к нашей профессии и к архитектуре вообще. Не к проектированию, как способу создания объектов недвижимости и получения прибыли, а к профессионалам уважения не добавляется. Мы работаем в сфере коммерческого заказа и видим всю эту ситуацию изнутри и в динамике. Разговоры о принятии законов об архитектурной деятельности, теоретически призванные изменить ситуацию, давно ведутся на самом высоком уровне, но на практике все остается на своих местах. И оптимизма на этот счет у меня нет.
Тревожит падение уровня массовой архитектуры. Наметились новые и довольно неприятные тенденции. Разорвана связь между автором проекта и постройкой: нарисовал картинку, согласовал, а дальше.построят, как получится. Пока настоящие профессионалы держатся, но что будет дальше – непонятно. Это - всеобщий тренд. Отдельные объекты, которые вырываются из этого тренда, не влияют на общую картину

Нельзя не отметить практически полное исчезновение из архитектурного заказа общественных зданий как типологии. Немногочисленные проекты идут по бюджетным линиям, по какой-то низкой и ценовой, и архитектурной планке.

Владимир Ковалев. Разногласия между проектировщиком и строителем есть, это – рабочий момент,  но конфликта нет. Строительство, очень сложный процесс, это искусство воплотить то, что заложено в проекте. Если строитель амбициозен, хочет строить самые лучшие объекты в городе, он творит в содружестве с архитектором, который реализует поставленные задачи. Если наоборот, проектировщик только исполнитель, которому говорят - переделай, переделай, переделай, а не дирижер, нет главного - совместного желания добиться достойного результата. Мы без заказчика ничего не можем делать, а они без нас – могут.

В нашем городе много талантливых архитекторов, в том числе – молодых, но, когда ситуацию так «заглажена», когда понимаешь, что стоящую перед тобой стену не разрушить, он тихо занимается своей работой.

Мы проводим конкурсы «Модулор», «Открытие» - выпускных квалификационных работ, чтобы молодежь увидела свое место, на каком уровне находится ЮУрГУ, УралГАРХУ, МАРХИ. Это очень полезно. На Урале  высшее образование инженерное, архитектурное всегда находилось на высоком уровне. К сожалению, сейчас не так и молодым архитекторам, чтобы быть «на уровне», надо самостоятельно повышать свой образовательный уровень.

Сергей Якобюк. Много лет ведется разработка закона об архитектуре, отсутствие которого порождает те проблемы, о которых говорим. Если нет градостроительной политики, нельзя построить достойный объект, по пуговице костюм не шьют. Настало время поднять на новый уровень федеральное законодательство, Градостроительный кодекс исчерпал себя, имеем сегодня много нестыковок в градостроительном, водном законодательстве, лесном кодексе, и так далее. Для того, чтобы повысить профессиональный уровень, надо сохранить самостоятельность архитектурного сообщества.

От редакции. Предлагаем нашим читателям высказать свою точку зрения по обсуждаемым вопросам. Ждем ваших откликов по электронной почте: chmss74@mail.ru